СИБИРСКАЯ ВЕНЧУРНАЯ ЯРМАРКА
Одно из крупнейших мероприятий в сфере венчурной индустрии в СФО.

Контактная информация:
Официальный сайт мероприятия: www.svfair.ru
Тел: (383) 223 20 04
E-mail: info@svfair.ru

Евгений Евдокимов


Евгений Евдокимов: «Нам будет сложно угнаться за Кремниевой долиной, но мы можем утвердиться в нанотехнологиях…»

Евгений Евдокимов – управляющий директор департамента реализации стратегии развития инфраструктуры и инжиниринговых компаний Фонда инфраструктурных и образовательных программ – на сегодняшний день имеет более чем 10-летний опыт в сфере венчурного инвестирования. 

Получив образование в США и Финляндии, поучаствовав в финансировании start-up компаний в Америке, Израиле и России, в настоящее время применяет накопленный опыт в российских реалиях. В течение пяти лет в РОСНАНО отвечал за создание и запуск сети нанотехнологических центров. На Объединенной XIV Российской и VII Сибирской венчурной ярмарке, в которой Евгений давно принимает участие в различных ипостасях, он поделился мнением насчет формата Ярмарки и ее эффективности, а также рассказал о перспективах стратегического развития РОСНАНО на ближайшие годы.
 

Евгений, добрый день! Начнем с повода Вашего визита в Новосибирск – участие в Объединенной XIV Российской и VII Сибирской венчурной ярмарке. Ваше отношение к такому формату коммуникативной площадки?

Я давно знаком с РАВИ, активно с ней сотрудничаю, был практически на всех мероприятиях. Венчурные ярмарки - это важнейшая история поддержки и развития малого и среднего бизнеса и венчурных инвестиций в нашей стране.

Насколько формат Ярмарки на Ваш взгляд эффективен?

Достаточно эффективен.

Какие – то изменения или, может быть, предложения от себя внесли бы?

Мы постоянно общаемся на тему возможных изменений, обсуждаем варианты улучшений. Недавно в работе судейской комиссии появились новые правила работы с компаниями, сам отбор стартапов стал происходить более качественно. И судьям стало удобнее работать, и стартапам презентовать свой бизнес. Но при этом компаниям все же надо более качественно работать над подготовкой проектов и презентаций. Пока что оставляет желать лучшего и то, и другое. И те региональные партнеры, которые сотрудничают с РАВИ, должны больше времени и внимания уделять подготовке именно презентационных материалов компаний. Венчурные инвестиции ранних стадий в принципе – это региональные истории. Поэтому, именно на местах нужно лучше готовить проекты. Это повысит шансы «положительного контакта» в рамках встреч и переговоров с инвесторами.

Давайте поговорим в целом о венчурной индустрии по России. Классический пример успешной индустрии, которая была внедрена на государственном уровне, это Израиль с программой Yozma. В 2007 году по этому прототипу была создана РВК и остальные Институты развития. Как на ваш взгляд они сейчас работают, и насколько качественно они соответствуют поставленным задачам?

Я знаком с израильской системой, сам жил в Израиле какое-то время и инвестировал в стратапы. Я видел, как команда РАВИ, Министерство образования, возглавляемое тогда Андреем Александровичем Фурсенко, принимали самое активное участие вподготовке материалов, которые, в конечном счете, легли в основу создания РВК. В дальнейшем я участвовал в проектной команде одного из заявителей, который победил в первом конкурсе РВК.

Судить об эффективности Институтов развития можно по результатам, которые всем известны. Есть инвестиции в фонды, в которые вложилась та же РВК, есть портфели компаний этих фондов, есть примеры публичных размещений акций. У нас (в Фонде инфраструктурных и образовательных программ – прим. ред.) в стартапах, которые мы создаем, уже сейчас есть активные примеры взаимодействия с фондами РВК, поэтому инновационный лифт работает.

А вы можете привести какие-то конкретные примеры российских компаний, вышедших на IPO?

Ну, например, известный всем пример Российских Навигационных Систем, которых делали под ГЛОНАСС.

В связи с этим следующий вопрос. Есть общеизвестные истории успеха: Яндекс, Mail.ru, Касперский. Яндекс, к тому же, вышел на IPO. Но в масштабе России, согласитесь, примеров успешных инвестиций недостаточно. В чем, на ваш взгляд, причина: в недостаточном освещении прессой подобных историй успеха или приведенные в качестве примера истории успеха - это просто частный случай энтузиазма людей, которые довели дело до конца и стали «народными героями»?

Одно другого не исключает. Это частный случай доведения дела до конца при недостаточном освещении прессой подобных явлений. Есть примеры выхода на IPO технологических стартапов не только в сфере IT. Скажем, компания «IPG Photonics», которая вышла на IPO на американском рынке, производит лазерные системы. Так вот, история этой компании, производящей продукты мирового уровня и тот факт, чтоГапонцев (основатель компании – прим. ред.) - один из богатейших российских ученых - мало кому известны. Поэтому да, нужно больше писать, больше рассказывать, больше популяризировать. До сих пор нет, например, ни одного художественного фильма про русских ученых девяностых - двухтысячных годов, которые стали богатыми людьми. Что-нибудь по типу Фэйсбука или фильма про Стива Джобса.

Но сейчас идет процесс съемки фильма...

Да, я знаю, снимают фильм "Стартап". Надеюсь, все будет хорошо, и он все-таки выйдет на большие экраны. Но одного только фильма явно недостаточно.

Расскажите немного о портфельных компаниях РОСНАНО. Каковы критерии вашего отбора и принципы работы c проектами?

Наши правила работы с компаниями есть на сайте РОСНАНО, они в последнее время претерпели изменения. РОСНАНО - это прежде всего, российский глобальный технологический инвестор, специализирующийся на нанотехнологиях. Поэтому главные критерии отбора – принадлежность к сфере нанотехнологий, техническая реализуемость и экономическая эффективность утверждаемых проектов.

Что касается направления, связанного с инфраструктурой, то на сегодняшний день ее основу мы создали: есть сеть наноцентров, есть образовательные программы и программы стимулирования спроса. Следующий шаг - это создание портфеля инжиниринговых компаний по разным секторам и специализациям. Мы уже заканчиваем работать над стратегией Фонда инфраструктурных и образовательных программ и вообще развитием инновационной инфраструктуры до двадцатого года, где более конкретно будет уделено внимание новым направлениям. В частности, вопросу глубокого масштабного проектирования полного цикла и инжиниринговых разработок, включающих компьютерное моделирование и управление жизненным циклом продукта. Или, например, такой важной теме как создание «умных» производств по принципу advanced manufacturing.

Вся эта информация будет у вас на сайте?

Да, будет через какое-то время.

На одной из сегодняшних секций участники дискуссии говорили о бизнес-ангелах и Институтах развития. На ваш взгляд, существует ли конкуренция частного капитала и капитала в виде господдержки, каждый из которых имеет свой стратегический подход в работе с компаниями?

Нет, ничего подобного просто не может быть. Мы должны не конкурировать, а наоборот всеми способами помогать стартап-компаниям создавать условия для развития инновационной экосистемы.

То есть, нельзя сказать, например, что в интересах Институтов развития делать так, чтобы бизнес-ангелов было намного меньше?

Меньше? Кто же в здравом уме захочет, чтобы частных инвесторов было меньше?

Но они же (бизнес-ангелы) не приходят напрямую к вам с деньгами?

Некоторые приходят.

То есть, частный капитал это не конкурент, а помощник, важный элемент одного общего дела?

Конечно. Хоть и не очень быстрыми темпами, мягко говоря, но благосостояние людей растет, появляются успешные бизнесмены. Больше людей зарабатывают себе деньги, многие из них интересуются теми вопросами, которыми занимаются профильные фонды. Когда-то кто-то из них хотел стать ученым, не получилось, пришлось уйти в бизнес, и сейчас он хочет вернуться в эту тему. Кто-то хочет поддержать своих коллег, ученых, бывших одноклассников. Кто-то просто из соображений благотворительности ищет новые направления для развития своего собственного бизнеса через инвестирования в стартапы. Это абсолютно разные люди с различными целями, задачами, стремлениями, и мотивацией, и их появляется все больше и больше, и мы, конечно же, заинтересованы в том, чтобы они проявляли себя, как бизнес-ангелы, как частные инвесторы.

Еще пара вопросов. Сегодня в инвестируемых секторах существует дисбаланс. Биотех отстает по объему инвестиций и причины, в принципе, понятны. Успехом пользуется ИКТ сектор. Скажите, на ваш взгляд, не произойдет ли перенасыщение этого денежного «фаворита»?

Я не вижу, что это насыщение наступит в ближайшем обозримом будущем. Нет, конечно. IT-отрасль в нашей стране уникальна и отличается от всех остальных тем, что этот бизнес выжил и развился в девяностые и двухтысячные. С одной стороны там не было материальных активов, у бизнеса нечего было отбирать, поэтому ни бандитам, ни налоговой это было не интересно. Очень сложно заниматься рейдерством в компании, где сотрудники, выходя за дверь, уносят с собой весь актив, который находится у них в голове. Это с одной стороны. С другой стороны, порог для входа в этот бизнес довольно низкий, потому что не нужна тяжелая материальная инфраструктура - ни станки, ни оборудование. Все инструменты производства есть у тебя на рабочем столе. Все, что нужно - это канал связи и компьютер. И все. Поэтому IT-индустрия развивалась у нас в стране именно как международная сфера, основанная на нематериальных активах, всегда взаимодействуя именно на глобальном уровне и с глобальными потребителями и партнерами. Оффшорное программирование тоже сыграло свою роль.

И все это привело к тому, что у нас есть глобальные компании в России именно с российскими игроками и российскими инвесторами. Благодаря этому, кажется, что это «пузырь», потому что он существенно, на общем фоне, масштабнее и заметнее других секторов. Он сравним по капиталоемкости, я бы сказал, с нефтегазовым сектором, как это ни странно может прозвучать. Я надеюсь, что этот опыт, который сохранился и который приобрели наши инвесторы, разработчики и менеджеры в этой сфере перейдет и на другие сектора. Ведь IT- это же такая кроссекторальная, как и нанотехнологии, конвергентная форма, которая может применяться и в других направлениях. То же программное обеспечение, IT-решения, они же применяются и в других сферах, поэтому и происходит диффундирование управленческих и инвестиционных компетенций, знаний и капитала в смежные отрасли. Надеюсь, что это будет происходить и дальше.

Последний вопрос. Параллельно с Венчурной ярмаркой проходит Международный форум технологического развития «Технопром-2013». Главная тема Форума – переход России на Шестой технологический уклад. На этапе Пятого уклада за нами осталось ракетостроение, полеты в космос, но мы не смогли реализоваться в роботостроении, а всю электронику до сих ввозим из-за рубежа. В этом контексте, на ваш взгляд, насколько Россия готова войти в следующий этап развития?

Ничего страшного я здесь не вижу. Во-первых, у нас есть определенные наработки и в роботостроении, и в электронике. Но и это не единственная область для прорыва. У нас же есть деньги, которые мы зарабатываем сейчас на понятных нам сферах: на ТЭКе, на строительном бизнесе и др. Почему бы эти доходы не проинвестировать в уже готовые инструменты, созданные на других рынках, в других странах. И дальше, закрепившись на этой высоте, карабкаться на ступень выше, а с нее еще выше, создавая инструменты построения следующих технологических уровней. И все это абсолютно реально. Сейчас зарождается углеродная технология, наноэлектроника. Можно входить в нее и работать там. Может быть, через десять лет уже не будет кремниевых процессоров, а будут углеродные процессоры. У нас есть определенные заделы в области тонкой химии, в области моделирования новых материалов, в радиационной медицине, лазеростроении, фотовольтаике и альтернативных источниках энергии, в разработке новых лекарств, много других… Сейчас есть все условия для того, чтобы всем этим заниматься. Надо просто брать и делать.

Источник www.allventure.ru